Россия
Памятка для туриста
Памятка
туриста
Виза
не требуется
Деньги
RUB

Российский рубль

Время
15:21

Таврида царская

Полуостров Крым и история царской династии Романовых связаны неразрывными узами на протяжении последних 400 лет. Одно невообразимо без другого. А с чего все начиналось? В 1735 году, во время правления императрицы Анны Иоанновны, свершилось долгожданное – русские войска с боями взяли Крым. А почти сорок лет спустя, уже при Екатерине Великой, был подписан Кучук-Кайнарджийский мирный договор, присоединивший Крым к России и тем самым окончательно поставивший жирную точку в истории кровопролитий между Россией и Крымским ханством.

А в 1787 году состоялся первый императорский гранд-вояж в Крым – его организовал для императрицы Екатерины II, светлейший князь Потемкин. Это путешествие вошло в историю как «Таврический вояж», и стало беспрецендентным мероприятием по длительности (вояж длился около полугода), числу участников и стоимости поездки (лишь на строительство путевых дворцов было истрачено 230 000 рублей – огромнейшая по тем временам сумма). Кстати, именно с этим путешествием связано возникновение легенды о потемкинских деревнях.

Херсон, Перекоп, Старый Крым, Феодосия, Бахчисарай, строившиеся Екатеринослав, Симферополь, Севастополь – масштаб и размах как проделанных, так и ведущихся работ произвел огромное впечатление на путешествующих. Были обустроены дороги, построены и перестроены дворцы, включая Хан-сарай в Бахчисарае, подготовлены увеселительные мероприятия – грандиозный фейерверк в Карасубазаре, небольшой парад нового российского флота в Инкермане, шествие роты амазонок неподалеку от Балаклавы…«Нам казалось непостижимым, каким образом в 2000 верстах от столицы, в недавно приобретенном крае, Потемкин нашел возможным воздвигнуть такие здания, соорудить город, создать флот и поселить столько жителей. Это действительно был подвиг необыкновенной деятельности!», - писал французский посланник граф Сегюр после посещения Севастополя. А ведь еще за три года до этого на месте нынешнего центра российского флота не было буквально ничего! И заслуги Потемкина, разумеется, не остались незамеченными. Титул князя Таврического стал достойным признанием его трудов.

Ореанда – самый романтичный подарок
Как известно, в царских семьях крайне редки браки по любви. Но союз Николая I и Александры Федоровны стал одним из тех самых редких счастливых исключений. Быть может, потому, что Николая Павловича, третьего сына Павла I, изначально не готовили к роли императора, смог он позволить себе такую роскошь – жениться на полюбившейся ему с первого взгляда миловидной и очень женственной дочери прусского короля. На протяжении всей их совместной жизни Николай Павлович любил, лелеял и баловал свою супругу. У венценосной четы родилось 7 детей; одна из дочерей, великая княгиня Александра, писала позднее, что самое большое удовольствие ее отец находит в том, чтобы доставлять удовольствие своей супруге. Именно Александре Федоровне обязаны мы традицией наряжать елку: императрица тосковала по рождественским обычаям родной Пруссии, и чтобы развлечь жену, император как-то сюрпризом нарядил еловые ветки в царской гостиной. Осенью 1837 года императорская чета гостила в Алупкинском дворце графа Воронцова. Однажды во время верховой прогулки Николай и Александра отправились в Ореанду. Подъехав к воротам имения, император объявил, что дарит супруге Ореанду. Александра Федоровна с восторгом приняла подарок, однако взяла с мужа обещание, что он позволит ей выстроить дворец по своему вкусу и не будет ни во что вмешиваться. Более 10 лет понадобилось, чтобы возвести новый дворец и благоустроить парк. Результат был поистине великолепен: величественный дворец в римском стиле, белоснежная ротонда на вершине утеса, изумительный парк, каждый уголок которого олицетворял какой-либо регион земного шара. К сожалению, Александре Федоровне довелось провести в Ореанде лишь одно лето, в 1852 году. Время для императорской семьи пролетело здесь счастливо и незаметно – в прогулках верхом и пешком, морских купаниях, охоте. Спустя три года скончался Николай I. Вплоть до самой своей смерти спустя 5 лет его верная супруга отказывалась покидать Петербург, где был похоронен ее любимый и любящий муж.

С тех пор дарить супругам имения в Крыму стало доброй семейной традицией Романовых. Сын Николая I, Александр II преподнес в дар жене, императрице Марии Александровне, имение Ливадия, находящееся неподалеку от Ореанды. Суровый петербургский климат и частые роды (у царственной четы было 8 детей) подорвали здоровье супруги императора: она страдала от чахотки, и придворный врач Сергей Петрович Боткин настаивал, что целительный крымский климат будет весьма полезен для Марии Александровны. И в 1861 году царская семья впервые провела лето в Ливадии (это имение чуть ранее было выкуплено у семьи графа Потоцкого). Однако имение Потоцких было недостаточно велико для императорской семьи. Реконструкция была поручена придворному архитектору Ипполиту Монигетти. Задача была выполнена им виртуозно: Монигетти удалось создать решения, великолепно сочетающиеся с природой Южного Берега Крыма, и отражающие местный колорит. Впоследствии этот стиль получил название «таврического романтизма».

Императорская семья была в восторге от своего нового крымского имения. В конце 60-х и в 70-е годы XIX века они приезжали сюда каждое лето. В Ливадии Императрица Мария Александровна чувствовала облегчение от недуга, веселились дети, Александр II купался в море, много гулял по парку, ездил в коляске или верхом в Ореанду, Кореиз, Гаспру, Гурзуф. Именно Александр II завёл моду ходить в Крыму в белом кителе.

В соседней Ялте покупка имения императорским домом вызвала настоящий переполох. На 1860 год в этом приморском городке проживало менее тысячи человек, и на городском плане значилось лишь 72 дома. К встрече Романовых долго готовились: был устроен приморский бульвар, укреплена дорога, ведущая в Ливадию, построена телеграфная станция. 1861 год стал для Ялты поистине поворотным моментом: близость к летней резиденции императоров побудила градоначальников заботиться о благоустройстве города. Кроме того, придворная аристократия устремилась в Крым следом за венценосной четой. Появлялись нарядные дачи и роскошные виллы; разбивались сады и парки; стали отстраиваться гостиницы и дорогие магазины.

В летнем царском имении организовывались роскошные праздненства: например, ежегодно 30 августа отмечали тезоименитство (именины) императора. Были скачки татар, казаков, гвардейцев, джигитовка татар, бег пеших мальчиков; многочисленные соревнования и всевозможные игры. Устраивался также грандиозный фейерверк, для фигур которого использовалось до 500 ракет. Вот описания некоторых фигур: « павлиний хвост» из 250 ракет с разноцветными звездами, которые на значительной высоте образуют радугу. Свечное сияние с вензелей и изображения имени Ея Императорского Величества Государыни Императрицы, увенчанное короной». «. Щит с вензелевым изображением имени Его Императорского Величества Государя Императора, увенчанный короной, через которую будут производиться стрельбы из 200 помпфейров разноцветными зведами и из мортир — бомбами, снаряженными такими же звездами.

Однако нельзя забывать о том, что во время летнего сезона Ливадия становилась практически третьей столицей государства: император не мог предаваться исключительно отдыху, ведь у царей не бывает отпусков. Вслед за государем в Ялту следовали не только придворные, но и министры. В Ливадии проводились совещания, здесь принимались послы иностранных держав, а подчас и коронованные особы. В 1867 году в царском имении побывали и вовсе необычные для той эпохи гости: американские туристы, совершавшие первый в мировой истории круиз по Европе. Императору важна была международная репутация, и он пригласил гостей на экскурсию в Ливадию, которую проводил самолично. Среди посетителей были влиятельные американские сенаторы, а также молодой журналист Сэмюэль Клеменс, подписывавший свои репортажи псевдонимом «Марк Твен».

Отдаленные покои Ливадийского имения и укромные аллеи умели также хранить тайны: они были безмолвными свидетелями поздней любви императора к молодой княжне Екатерине Долгорукой. Сорокасемилетний Александр II без памяти влюбился в восемнадцатилетнюю выпускницу Смольного института. Целый год ему пришлось добиваться взаимности от избранницы, но ожидание того стоило. В самый первый вечер вдвоем император пообещал княжне: «Сегодня я, увы, не свободен, но при первой же возможности я женюсь на тебе; отселе я считаю тебя своей женой перед Богом и никогда тебя не покину». Летом Долгорукая следовала в Крым следом за семьей императора; там она жила в купленном для нее имении Биюк-Сарай. У княжны и императора родилось трое детей, а с 1877 года вторая семья Александра переселилась в Зимний Дворец, в покои находящиеся прямо над комнатами законной императрицы.

Всего лишь через месяц после смерти законной супруги в 1880 году император тайно обвенчался со своей поздней любовью, и Долгорукая получила титул светлейшей княгини Юрьевской. И в конце августа молодожены отправились на медовый месяц в Ливадию. По требованию императора, к ним присоединился цесаревич Александр III с семьей. Но, как нетрудно догадаться, дети императора крайне холодно отнеслись к его новой супруге, не в силах забыть о страданиях и слезах своей матери. Княгине так и не удалось расположить к себе семью мужа, несмотря на все усилия Александра. Семейное счастье продлилось, увы, недолго – 1 марта 1881 года очередное покушение на жизнь императора оказалось успешным. Вскоре после гибели супруга княгиня Юрьевская покинула Россию, но до конца жизни она вспоминала счастливые дни, проведенные с Александром в Ливадии…

Как и его дед Николай I, Александр III не готовился к тому, чтобы занять трон – наследником был его старший брат Николай. Но в 1865 году наследник российского престола скончался в Ницце от менингита. Это печальное событие в одночасье изменило судьбу Александра. Он стал престолонаследником, и ему было предложено жениться на невесте брата, датской принцессе Дагмар. Они вместе оплакивали кончину Николая, и по-настоящему подружились. А приехав с официальным визитом в Копенгаген, Александр понял, что не может и не хочет расставаться с этой грациозной, живой и озорной девушкой.

Осенью 1866 года будущая императрица прибыла в Россию, где приняла православное крещение и стала Марией Федоровной (однако в семье ее ласково называли Минни). 28 октября 1866 года Александр и Мария обвенчались; впереди их ждали 28 лет счастливой и гармоничной семейной жизни. У них родилось шестеро детей.

А летние месяцы венценосная семья проводила, разумеется, в Ливадии. Императрица выросла у моря, поэтому крымское имение ей особенно нравилось. Здесь император с женой много гуляли, ездили верхом, охотились, купались. Жили они обычно в Малом Дворце, который Александр особенно любил с детства. Обычно Мария Федоровна с детьми приезжала в Ливадию в начале лета, а император – в августе, на «бархатный» сезон.

Крым подарил им немало счастливых безоблачных дней, но, по злой иронии судьбы, именно здесь оборвалась жизнь императора. В 1894 году Александр долго и тяжело болел пневмонией, и врачи надеялись, что крымский климат улучшит его здоровье. Однако чуда не произошло: состояние императора становилось все хуже и хуже. В Ливадию была срочно вызвана невеста цесаревича Николая, принцесса Алиса Гессенсная – перед смертью император желал благословить детей.

20 октября 1894 года Александр III скончался всего лишь в возрасте 49 лет. Через неделю гроб с телом императора был доставлен в Ялту; там состоялась последняя панихида, и затем процессия продолжила свой скорбный путь морем в Севастополь, а оттуда по железной дороге в Санкт-Петербург.

А Мария Федоровна пережила своего супруга на 34 года. Ей выпала тяжелая участь – узнать о расстреле старшего сына и всей его семьи, пережить ужасы революции… Последние годы бывшая императрица всея Руси жила в родной Дании, и до конца жизни тосковала о муже. В 2006 году прах императрицы был перевезен в Санкт-Петербург, и теперь Александр и Мария снова вместе, уже навсегда.

Последний российский император Николай II горячо любил свое причерноморское имение. Здесь прошло беззаботное детство; с Ливадией связаны наиболее важные моменты его жизни: смерть его отца Александра II, присяга самого Николая российскому престолу; приезд в Россию его любимой невесты Алисы Гессенской и принятие ею православия. После вступления в брак Николай IIи Александра Федоровна старались каждое лето проводить в Крыму. Там и они, и дети вели простую и счастливую жизнь: пикники, прогулки, купания, охота. Однако, подобно своему отцу и деду, Николай сочетал отдых в Крыму с работой: в Ливадию постоянно приезжали министры, дипломаты и делегации из других стран. Частыми гостями здесь были греческий принц Георгий и эмир бухарский. А Александра Федоровна много времени уделяла благотворительной деятельности: в Крыму строились лечебницы и санатории для больных детей и моряков, императорская семья покровительствовала гимназиям, проводила благотворительные балы и базары. Ежегодной традицией стал весенний День Белого Цветка: женщины и дети из аристократических семей, включая царскую, продавали на улицах собственноручно изготовленные белые ромашки. Все собранные средства перечислялись в Фонд Лечения Туберкулеза.

К приезду императорской семьи Ялта преображалась: ремонтировались дома, чистились дороги, улицы украшались гирляндами из зелени и цветов, флагами, портретами. По вечерам Ялта расцвечивалась тысячью огней.

В 1909 году стало ясно, что царское имение нуждается в глобальной реконструкции: Большой Дворец порядком обветшал. Проект был поручен ялтинскому архитектору Краснову. Менее чем через два года Белый Дворец был готов: сияющий, открытый солнцу и свету, он очаровал всех. Дворец был построен в стиле итальянского ренессанса и сочетал "величавое впечатление дворца с мягким покоем загородного дома". В новом имении появились современные удобства: электрическое освещение, центральное отопление, телефон… При дворце были теннисные корты (моднейшее по тем временам увлечение) и даже гараж. До начала Первой Мировой войны царская семья проводила в Белом Дворце каждый сезон. Но в 1914 году они навсегда покинули его стены.

Отрекшись от престола, Николай II просил о том, чтобы ему позволили поселиться в Ливадии. Увы, в этой просьбе ему было отказано…

Весной 1917 года многие представители семьи Романовых оказались в Крыму. Здесь находилась вдовствующая императрица Мария Федоровна, в своих крымских имениях жили ее дочери Ксения Александровна и Ольга Александровна с семьями и Великий Князь Николай Николаевич. Поначалу они чувствовали себя достаточно безопасно, но затем в Крым пришли большевики, и членам царской семьи пришлось пережить обыски и домашний арест: им не дозволялось покидать свои имения и пользоваться телефоном. Но после оккупации Крыма немцами Романовы получили некоторую свободу, и Мария Федоровна приняла предложение английской королевы покинуть Россию на британском корабле. Она взяла с собой всех, кто пожелал к ней присоединиться. И в марте 1919 года крымские Романовы ступили на борт английского крейсера «Мальборо». Крым стал для них последним берегом Родины и символом навсегда ушедшего счастья…

Фото

Фото 1 из
Incoming Авиабилеты Оплата туров Визы